Дядя всё уже сказал!

Люди, годы, жизнь, Поэзия; Среда, Декабрь 26, 2012

Настоящий репортёр должен побывать везде и всюду. Шанс проникнуть туда, куда не пускают «с улицы» даже с редакционными корочками, всегда есть – нужно только найти повод…


Владимир ИЛЬИЦКИЙ
Фото автора

Выбрав объектом жадного репортёрского интереса Совет Федерации, верхнюю палату российского парламента и один из столпов демократии, я такой повод нашёл – награждение победителей Всероссийского детского и юношеского поэтического конкурса «Скажи-ка, дядя…», приуроченного к 200-летию Бородинского сражения.

Задача облегчалась тем, что инициатором этого мероприятия   выступило Министерство культуры Московской области совместно с «Парламентской газетой». Моя кандидатура, возможно, не очень подходила для его освещения, ведь я занимаюсь экономикой.

С другой стороны, я тоже с младых ногтей пишу стишки и даже являюсь лауреатом двух литературных премий. Отчего бы не напроситься у пресс-службы минкульта? Сказано – сделано. Напросился.

Ехать сразу на Большую Дмитровку не было смысла, и я спланировал день так, чтобы охватить ещё одно событие по соседству. В Манеже проходило сразу несколько выставок, и я выбрал «Советский дизайн 1950 – 1980», о которой рассказал в материале «Дизайн крепчал!»

Высадившись из метро на Пушкинской, с некоторым удивлением отметил: Александр Сергеевич ещё более погрустнел. Само собой напрашивалась знаменитая лермонтовская фпаза «Печально я гляжу на наше поколенье…»

Не радовала Пушкина и установка ёлки сразу двумя импортными автокранами. По её украшениям – огромным шарам с символикой Сбербанка сразу становилось понятно, кому на Руси жить хорошо.

В Москве, на Большой Дмитровке, 26 – почему-то Совет Федерации разместился дальше от Кремля, чем Госдума – полиция  боролась с припаркованными автомобилями. Сразу три эвакуатора энергично расчищали нечётную сторону.

Перед входом в здание Совфеда уже стояла наряженная ёлка, также охраняемая полицейским.

Входящие в сенаторский штаб люди его не интересовали, чего не скажешь о полицейских на входе. Ни предъявленный мной паспорт, ни украшенное государственным гербом редакционное удостоверение впечатление на них не оказали. В списках приглашённых я не значился.

Я уже начал было скандалить, но дежурившая на входе сотрудница Микульта связалась по телефону с пресс-службой: список журналистов, подсказали ей – находится на следующем посту, то есть уже внутри здания. В общем, ура, меня пропустили! Проник!

В большом шикарном фойе под хрустальными люстрами было практически пусто – здесь, видимо, проводятся многолюдные торжества. Троица мужчин в строгих костюмах что-то живо обсуждала, на груди одного из них светилась Золотая звезда героя России.

Поднявшись на лифте на седьмой этаж, я оказался в другом фойе – перед залом заседания. Народ, взрослые и дети, уже собирался.

Столкнувшись у входа с импозантным мужчиной, нахально спрашиваю: «Вы, похоже, здесь самый главный?». Это почему же?» — удивляется он. «Галстук у вас красивый!»

Мужчина смеётся и называет себя: министр культуры Московской области Губанков. Спохватившись,  я смотрю в заготовленную шпаргалку: «Антон… Антон…» — найти отчество никак не получается. «Для вас – просто Антон», — успокаивает меня министр, и добавляет, как мне кажется иронически, — «Сфотографируйте меня с сотрудниками своим серьёзным фотоаппаратом».

Моему 6-мегапиксельному фотоаппарату, хотя и прошедшему многие огни и воды, — до серьёзности, как до луны, но люди уже встали в позу, и я предлагаю им не смотреть в объектив.

Входим в зал, в святая святых, где принимаются самые главные законы государства Российского. На первом ряду, тут и гадать нечего, сидят победители конкурса…

Второклассница Алёна Овчинникова, — я понял, что это наш человек ещё в тот момент, когда её фотографировали в шикарном фойе Совфеда,  однажды загадала маме загадку. Оказалось, что загадка эта – в «стихотворной форме».

С каликами перехожими встречался,
От них сил набрался,
С этой силой по Руси ходил,
Страну любимую возродил.

Зантересовавшаяся мама, Елена Валериевна, как истинный учитель начальных классов, сейчас же озадачила дочку – а ну-ка, попробуй сочинить ещё стишок.
Что удивительно, мама загадку разгадала. Речь – об Илье Муромце. Действительно, кто же ещё мог набраться сил от «нашенских» калик перехожих?

Но главная разгадка, откуда быть пошла Алёнина загадка, в том, что стихи, сказки и прочие литературное читаются в семье с самого рождения дочки. «Мне удалось то, на что у большинства родителей, наверно, не хватает сил – заинтересовать ребёнка чтением.  Читает она теперь постоянно. А ещё мы с удовольствием танцуем и поём, и учимся – хорошо».

Елене Валериевне кажется, что стихи у восьмилетней дочери стали получаться «совсем взрослые». То есть Алёна сама, без посторонней помощи, как было прежде, может зафиксировать на бумаге свои мысли.

Длинноногий дождь на тучке гостил –
сапоги свои уронил.
Спрыгнул с тучки босой –
Побежал за рыжей лисой.

Хитрая молния – лиса
Сапоги к себе унесла.
Рассердился дождь, закричал,
В барабан на шее застучал.

Испугалась молния-лиса,
Сапоги обратно принесла.
Дождь скорее сапоги одел
И опять на тучку улетел.

Кроме Алёны, в конкурсе приняли участие более 270 юных стихотворцев в возрасте от 8 до 25 лет из 43 регионов. Победителей определили в трёх возрастных категориях, с первого по третье призовое место. В каждой категории отличились подмосковные ребята. Алёна – из г. Ликино-Дулёво, Арсений Базутин из д. Малаховка, Софья Куценко из г. Жуковский и Татьяна Чистякова из г. Ступино.

Стихотворением Софьи «Над землёй двадцать первый век…»— она учится в восьмом классе интерната — собственно, и открывалась церемония.

Всем награждённым, включая специальные и поощрительные номинации, была предоставлена возможность прочесть  свои стихи.

Меня удивило, что ни одному из финалистов конкурса редакторы-професcионалы не помогли исправить элементарные оплошности, не говоря о том, что звонко и «с выражением» читались в том числе и такие произведения, публиковать которые просто нельзя. А публиковать их собираются – причём стихи всех конкурсантов без исключения.

Открывший церемонию награждения  первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию, культуре и информационной политике Виктор Косоуров продлил фразу Лермонтова, давшую название конкурсу двумя словами «… ведь недаром». Недаром был организован такой конкурс. Стихи замечательные, по мнению сенатора, и ребята замечательные.

Насчёт стишков я бы повременил петь дефирамбы. Тот самый дядя не зря подверг сомнению «нынешнее племя». На производство идти не холят, в армию – боятся. А фразы в их опусах – сплошь героические.

Но с тем, что, по словам Губанкова, «Проведение такого конкурса — лучше всяких патриотических программ!» — нельзя не согласиться, как и с тем, что «предоставленные спонсорами гаджеты – айфоны и айпады – на них ведь тоже можно писать стихи!»

Министр также отметил, что полтора десятка спонсоров —  в основном это известные фирмы – сами вызвались поддержать поэтическое слово, никого из них специально не уговаривали.

Главный редактор «Парламентской газеты» Александр Коренников посоветовал ребятам запомнить ощущение победы и успеха, которое они испытали в стенах Совета Федерации. «Это поможет вам творчески расти и развиваться дальше», — сказал он.

Tags: , , , ,

4 комментария to “Дядя всё уже сказал!”

  1. репортёру не обязательно побывать везде, потому как много мест, которые ни уму ни сердцу. совет федерации, пожалуй, одно из них. там, помнится, помещались журналисты, покуда не пришли сенаторы и не попросили борзописцев покинуть помещение. может быть, у них совесть проснулась и они призвали молодые дарования, которые не так, чтобы очень, судя по представленным стихам. и стихи ли это вообще? 16 лет — это для стихотворцев уже возраст. но лиха беда начало и в целом идея симпатичная.

    #30523
  2. глаВВред

    Идей — с перебором, да вот толку от них — ноль. Потому что пляшут у нас, как водится, от печки, а не от готового пирога. Печка-то вроде бы есть, но всего прочего, чтобы получить нечто съедобное на выходе — ёк.
    А помещённые в статью стишки принадлежат 8-летней девочке, если только мамочка-учитель не поработала редактором.

    #30524
  3. Сергей

    самое нехорошее — возникающие после наград претензии победителей на всеобщее признание и почитание. общение — хорошо, напряжение — не плохо, получение опыта — полезно. достойные поддержки стихотворцы редко попадают на такие тусовки.

    #30600
  4. глаВВред

    Главное, что непонятна цель этой «тусовки». Всё у нас в стране нацелено не на конечный качественный продукт, а на возню вокруг неких «великих» и «патриотических» идей. Отсюда и результат. Горький, между тем, считал, что обилие поэтов говорит о низком культурном уровне народа. Другое дело, чтобы сочинительство было сопряжено с изучением литературы и прочих видов искусства. Бродский призывал всех сочинять стихи, поскольку это раскрывает человеку нечто в нём самом, чего без поэзии он бы никогда не раскрыл. Пусть их! Но при чём здесь публикации, которые вообще могут появляться, как заметил тот же Бродский, «по случаю»?

    #30602

Оставить мнение

Доволен ли ты видимым? Предметы тревожат ли по-прежнему хрусталик? Ведь ты не близорук, и все приметы - не из набора старичков усталых…

Реклама

ОАО Стройперлит