Испано-французский вояж

Путешествия; Среда, Апрель 11, 2018

Местечко Тосса де Мар в Каталонии мы выбрали, начитавшись восторженных отзывов. За 4,5 часа самолёт домчал нас до Барселонского аэропорта, а машина за 1,5 часа — до нужного места.

Алла УРАЛОВА
Фото автора

Тосса де Мар – приятный, чистенький, довольно красивый городок. На шесть тысяч жителей приходится 43 отеля. Население поголовно занято в туристическом бизнесе. Сезон длится не весь год, поэтому из отдыхающих стараются выжать как можно больше.
Помимо отелей имеется много магазинчиков с дешёвой китайской продукцией и ресторанов. Кормят вкусно и творчески. Одно и то же блюдо в одном и том же ресторане сегодня может подаваться с сухариками, завтра – без. К десерту могут принести мороженое, а могут сливки. В общем, что попалось под руку, тем и заправили.
Наш Гран отель Реимар считается лучшим в городе. Сьют и в самом деле был хорош: комнаты – две, балкона – два, телевизора — тоже два. Плюс вид на море и выход в садик с розами и фонтаном. Минусы: за пользование сейфом пришлось заплатить отдельно, джакузи не функционировала, горничные упорно не запоминали, что входит в набор для ванной, вследствие чего гигиенические средства непредсказуемо варьировались.
Но это мелочи, главное море. Оно здесь чистое, вода прозрачная, дно видно. Мелкие рыбёшки так и шныряют. На берегу — песок вперемежку с мелкой галькой. Основной пляж в Тоссе – Большой. Прямо перед нашим отелем расположился пляж поменьше – Мар Менуда, а между скалами полно укромных местечек.

На пляжах предоставляются лежаки и зонты. За плату. Поэтому основная масса пляжников растягивается на полотенцах, а зонты приносит с собой. По выходным дням в Тоссе столпотворение. Барселона приезжает к морю. Судя по отдыхающим, Европа в процессе демократизации, феминизации и либерализации твёрдо усвоила постулат о правах, напрочь отбросив обязанности и элементарные приличия. На общественном пляже, полном детей и подростков, почтенные дамы, чья молодость пришлась на годы сексуальной революции, топлес жарили на солнце свои увядшие прелести и непристойно распяливали ноги.
Испанцы — народ сдержанный, серьёзный, погружённый сам в себя и оттого напряжённый. Теплоты по отношению к жене и детям не замечено. Муж – на одном полюсе, жена с детьми – на другом. Испанец идёт по улице, не уступая дорогу встречным и не извиняясь, если кого-то толкнул. Отношение к туристам несколько высокомерное, причём ко всем, включая этнических испанцев. Тосса де Мар находится в Каталонии, а каталонцы это вам не испанцы. Здесь всё другое и флаг тоже.
Тоссу де Мар основали неолитические дикари. Их сменили суровые иберийцы, а тех — вездесущие римляне. Под тяжёлой эгидой римских императоров жители занимались морским промыслом, торговлей, виноделием и производством пробки. После распада великой империи Тоссу прибрали к рукам готы, в VIII веке — арабы, в XII веке – герцоги Барселонские. Чтобы защитить поселение от пиратов, его окружили крепостью. Стены и башни кастильо, как называют крепостицу местные, сохранились почти полностью.
Центром нижней части старого города является площадь с кафедральным собором Сан-Висент. Церковь не очень древняя — XVIII век. Построена для замены одноимённой старой и освящена в честь раннехристианского мученика Висента Сарагосского, но главной святыней здесь является статуя Чёрной Мадонны, точная копия знаменитой реликвии из монастыря Монсеррат.
В городе установлено немало скульптур. На набережной почему-то стоит статуя Минервы. Ресторан напротив также называется «Минерва», отчего статуя богини воспринимается как реклама заведения. Увековечена и чайка Джонатан Ливингстон. Возможно потому, что чаек здесь пропасть. Одна из них свила гнездо на крыше нашего отеля и с утра до ночи орала дурным голосом. Ещё были замечены «Женщина, чинящая рыбацкую сеть», «Жена рыбака», «Посейдон и нимфа Тооса», Памятник донорам крови, «Русалка» и прочая лепота.
Но наибольший успех у туристов имеет скульптура Авы Гарднер. Знаменитая киноактриса полвека назад снималась здесь в фильме ««Пандора и «Летучий Голландец». Тосса де Мар так ей понравилась, что дива 8 лет прожила в Испании. Памятник в натуральную величину с соблюдением всех звёздных пропорций был установлен 25 лет назад. За это время бюст бронзовой Авы, благодаря стараниям туристов, приобрел золотой блеск.
Двух дней вполне хватило для ознакомления с достопримечательностями Тоссы де Мар, и мы отважились на поездки в соседние города. Первым объектом стал городок Рупит. Он расположен на территории вулканического природного парка Гарроча в горах Кольсакабра. Ехали больше часа. Сначала по некрутому серпантину перевалили через скалы, потом долго перепахивали равнины Каталонии, потом опять же по серпантину поднялись в горы. Места красивые. Пейзаж – идиллический, воздух – целебный.
Вот и Рупит. На обширной парковке – два-три автомобиля. Вместе с англоговорящим парнишкой неясной восточной национальности долго разбирались в системе оплаты за стоянку машины. Противный автомат упорно не хотел брать монеты меньше 50 центов.
В городок можно было бы въехать на машине, но дорога предназначена только для аборигенов. Туристов обязывают сойти с железных коней и размять ноги.
Прямо перед нами в каменном ложе лениво текла река Рупит. Она делит город на две части: новую и средневековую. В поисках моста мы прогулялись по берегу. В этой, меньшей части городка, дома построены вдоль реки. Живописные постройки украшают крошечные садики, а берег — огородики. Пока шли не встретили ни единой живой души. От тишины звенело в ушах. Каждое слово уносилось далеко вперёд и вверх и эхом возвращалось назад.
Попасть в старую часть города можно двумя путями: коротким, через висячий мост, или длинным – в обход по берегу реки. Пошли коротким. Мост качается, внизу заваленная поросшими мхом глыбами дикого камня река. В общем – жуть. Не зря Рупит считают городом ведьм.
Этот населённый пункт производит странное впечатление. В XI веке здесь на застывших вулканических выбросах построили крепость. Позднее цитадель обросла жилыми домами. В середине XV века город был полностью разрушен во время землетрясения. Вновь отстроен в XVI-XVII веках. Застывшая наплывами лава образовала на улицах нечто вроде ступенек, так что жители не стали заморачиваться насчёт строительства лестниц.
Дома пристраивались к скалам. Над некоторыми жилищами нависают такие огромные глыбы, что смотреть страшно, а они ничего – живут.
В 1978 году Рупит был объявлен национальным историческим памятником. Это очень точное определение, поскольку количество жителей здесь не дотягивает до 300 человек. По факту все они – хранители музея под открытым небом.
Город похож на декорацию для исторического фильма, которую не стали разбирать после съёмок. Рупит — ухоженный, чистый, заставленный и засаженный цветами, но какой-то неживой. За всё время нахождения там мы встретили лишь пару аборигенов на машинах, да одна почтенная старушка выглянула в окно из-за занавески и быстро скрылась. По пустым улицам слонялись немногочисленные туристы из России и делали селфи.
Вторая вылазка состоялась через день. Объектом была назначена Барселона. Платное шестирядное шоссе было ровным и гладким. При въезде автомат выдавал жетон. При выезде его кидали в другой автомат, который выдавал квитанцию с указанием суммы. Далее следовало кинуть в отверстие деньги. Как и в Рупите автомат не желал принимать мелкие монеты. В результате в кошельке скопился увесистый груз мелочи. В магазинах, ресторанах и музеях её не желали брать. Не отказалась только церковь. Туда и пошла наша лепта.
Первым пунктом нашего знакомства со столицей Каталонии стал Парк Гуэль. Созданный великим Гауди на средства этого самого Гуэля парк считается одной из самых ярких достопримечательностью Барселоны. Он расположен на склоне высокого холма. По аллеям гоняют вагончики, но хотелось прогуляться. И тут выяснилось, что Парк Гуэль для гуляния не предназначен. Его отнюдь не тенистые аллеи петляют по холму, перемежаясь лестницами. Серпантин и лестницы огибают плотно засаженные зелёные островки.
На нескольких плоских террасах Гауди разместил свои творения. Возможно, они гениальны. Во всяком случае ни на что не похожи. Вольные фантазии на темы средневековой готики и пряничные домики особо не впечатлили. Знаменитая скамья Гауди огибала открытое овальное пространство размером с цирковую арену. За сидение на разноцветной смальте под палящем солнце полагалось заплатить восемь евро, но жаба потратиться не дала.
Взобравшись на самый верх, мы узрели панораму города. Отсюда хорошо просматривались шпили собора Саграда фамилия, утыканные каменными шипами. При ближайшем рассмотрении недостроенная церковь показалась то ли пародией на готику с её чёткими линиями, то ли наплывами сталактитов, то ли оплывающим от жары тортом. Башни, похожие на кукурузные початки, венчают кресты в обрамлении карамельных драже.
Внутри пещерное впечатление усиливается. Линии перекрещиваются, уходят ввысь и разбегаются в стороны, витражи играют неземным светом. Все вместе производит впечатление дикого хаоса, из которого может родиться нечто гармоничное и прекрасное, а может всё рухнуть во тьму, но в мощи, силе и энергетике этому творению архитекторского безумия не откажешь.
Ещё одно творение Гауди оказалось у нас прямо под носом, когда мы подъехали к историческому центру Барселоны. Для графа Гуэля, своего почитателя и работодателя Гауди построил дворец, оригинальный и странный. Нижняя, тёмная часть взывает к суровым замкам средневековья, средняя с лоджиями — к Ренессансу, верхняя – к строгой классике. Венчают эту стилевую мешанину разноцветные конические шляпки грибов, придающие всей постройке иронию и даже дурашливость.
Расположенная рядом Пласа Реаль – Королевская площадь поражает своими размерами и красотой. Она элегантно заключена в оправу зданий и аркад. В центре площади устроен фонтан. Оригинальные фонари созданы по проекту Гауди. Всё это придает Пласа Реаль роскошный и даже аристократичный вид. В XIX веке здесь жили влиятельные люди своего времени. Сегодня Королевская площадь излюбленное место для проведения праздников и фестивалей, а весь периметр занимают рестораны.

Отсюда рукой подать до Готического квартала. Своё название он получил благодаря позднесредневековым постройкам, хотя первоначально был заселён отправленными на пенсию легионерами Римской империи Квартал состоит из узких кривых улочек. Что ни дом – то архитектурный шедевр. Большинство построек датируется XIV-ХV веками, однако сохранились остатки античной стены и римского форума.

Главная церковь Барселоны — кафедральный собор Святого Креста и Святой Эулалии стоит на месте римской базилики VI века и строился лет пятьсот. В 877 году сюда были перенесены мощи Святой Эулалии, христианской мученицы и покровительницы Барселоны. Просторная Соборная площадь позволяет любоваться главным фасадом в стиле французской готики. У лестницы служитель церкви сообщил, что за вход в храм Божий надо заплатить. Получив заверение в готовности расстаться с несколькими евро ради лицезрения духовной красоты, он пропустил нас в кассу.
Интерьер кафедрального собора строгий и величественный. Великолепны резьба по дереву и камню, ажурные кованые решётки, витражи огромных окон. Украшением являются деревянные кресла с гербами рыцарей Ордена Золотого Руна, которых созвали в собор в 1519 году. За три года до этого испанский король Карл V стал верховным магистром ордена, а затем — императором Священной Римской империи. На капитуле Золотого Руна он произвёл в рыцари восемь знатных кастильцев, арагонца и неаполитанца.
По периметру собора расположены 26 капелл – нишеобразных молельных комнат. Каждая украшена мраморами и живописью. Алтари XIV и XV веков считаются непревзойденными образцами каталонского искусства. Главной же святыней является гробница Святой Эулалии. Мощи святой покоятся под главным алтарём. Если опустить в щель 50-центовую монетку, саркофаг подсветится огнями. Всё на продажу!
Во внутреннем дворе сбора устроен бассейн и огорожен вольер, где живут 13 белых гусей. Белизна птиц символизирует чистоту Святой Эулалии, а 13 их потому, что святой было 13 лет, когда она приняла мученическую смерть. Птицы, некогда спасшие Рим, в Барселоне призваны охранять покой усопших.
От собора недалеко до Рамблы — главной улицы Барселоны. По сути это бульвар, засаженный по обеим сторонам тенистыми деревьями и заставленный также с двух сторон киосками с сувенирами, цветами и прессой. По центральной части в обе стороны медленно течёт толпа. Выбиться из русла или увеличить скорость движения сложно. При встрече со знакомыми испанец останавливается там, где его застала нечаянная радость. Общаться он может долго, стоя на пути общего потока. Отойти в сторону ему даже в голову не приходит.

Рамбла привела в знаменитому барселонскому рынку, именуемому Бокерия. Здесь был применен новый способ размещения товаров: в аренду сдается не прямолинейный ряд, а огороженное со всех сторон прилавками пространство.

Строители мытищинского Экобазара взяли за образец именно барселонский рынок, но улучшили проект: пространство между островками шире, оформление интересней, да и сам базар много чище барселонского прототипа. На Бокерии приходится двигаться по узким и почему-то извилистым проходам.
Королём Бокерии является хамон – вяленый свиной окорок. Лучший хамон – иберико даёт чистопородная свинья, которую для нагула выпасывают на природе. Там она питается травой и жёлудями. Считается, что именно жёлуди придают мясу особо тонкий вкус. На Бокерии свиные ноги висят рядами и стоят весьма недёшево. Продаются и фасованные нарезки хамона разных сортов. Затарившись каталонским деликатесом, мы завершили беглое знакомство с Барселоной.
Третью вылазку было решено совершить за границу – во Францию. Городок Перпиньян упоминается во всех исторических хрониках. Поскольку он находится в пограничной зоне, то периодически менял своё подданство с французского на испанское и обратно. Ехать во Францию следовало по платной дороге и пошлину за проезд взяли дважды – сначала в Испании, потом во Франции. О том, что мы пересекли границу, сообщил придорожный щит.
Перпиньян знаменит большим дворцом-замком. В XIII веке король Майорки Хайме II начинает строить крепость в Перпиньяне — столице графства Руссильон. 35 лет он возводил эту твердыню. Поскольку город оказался в эпицентре территориальных споров, то каждый следующий правитель усиливал оборонительные сооружения. Последним был Людовик XIV, который включил Руссильон в состав Франции.
Через пять веков дворец королей Майорки стал туристической достопримечательностью. Огромный дворец-крепость построен в готическом стиле вокруг трёх внутренних дворов, соединённых между собой многочисленными лестницами и открытыми галереями. Даже в хорошую погоду здесь свистит ветер и хлопают от сквозняков двери. Представляю, как в этих каменных стенах холодно зимой.
Центром дворца является королевская резиденция, весьма скромная по размерам и количеству комнат. Покои короля и королевы разделены коридором. Напротив тронного зала расположилась церковь, состоящая из двух часовен – верхней – Святого Креста и нижней – Святой Марии Магдалины. В верхнюю ходил король с кавалерами, в нижнюю – королева с дамами. Отделка помещений, там, где она сохранилась, выполнена в смешанном испано-мавританском стиле, который называют «мудехарским».
В одной из зал расположилась выставка местной художницы. Возможно её картины на темы берцовых костей и фаллосов соответствуют духу современного искусства, но инсталляции из смирительных рубашек навела на размышления о неадекватности автора.

Впечатлила только причудливо изогнутая лоза, взятая прямо из мастерской природы.
В огромном пустом дворце столпотворения жаждущих прикоснуться к истории не наблюдалось. Кроме нас в музейном пространстве бродила лишь парочка вездесущих соотечественников. С высоты дворцовой галереи был замечен купол кафедрального собора Сен-Жак. Дорога к нему проходит через квартал арабских мигрантов. Идти по грязным улицам было страшновато, несмотря на яркий день, но с помощью Бога мы добрались до его обители.
Прекрасный образец готики был пустынен и уныл. Пахло плесенью. В центре храма стоял рекламный щит и сидела деловая женщина, уткнувшаяся в счета. Пол амвона намывал почтенного возраста старик. Увидев посетителей, он оторвался от дела и подвёл нас к ящику для пожертвований. Если бросить монетку, алтарь озарится светом. Полюбовавшись на светопреставление, мы двинули в обратный путь.
Улицы удручали обилием отходов собачьей жизнедеятельности. По обочинам парковались рено, пежо и ситроены середины прошлого века. Видимо, лучшие времена для обитателей исторической части Перпиньяна прошли. Бар, куда мы зашли попить, застыл в декорациях фильмов времён Жана Габена. Стойкий запах табака не перебивали никакие освежители, а у стойки бармена примостился непросыхающий завсегдатай.
Время от времени по улицам Перпиньяна грохотали вагончики с любознательными туристами из России, которых не останавливали ли жара, ни сиеста, ни мигранты. Из окна вагончика город производит более приятное впечатление. Оттуда не видно, насколько он поизносился и какой безнадёгой веет от его некогда респектабельных домов. Увы, но прекрасная Франция разочаровала.
В оставшиеся дни мы сосредоточились на отдыхе и дальше кастильо не ходили. Здесь мы облюбовали симпатичный бар с видом на город, необыкновенно вкусной сангрией и задушевной обстановкой.
В последний вечер нашего пребывания в Тоссе посетителей развлекали два певца. В их обширном репертуаре превалировали испаноязычные хиты, но случались итальянские и английские. Специально для туристов из «Раша» были исполнены фрагменты разухабистой западной версии «Катюши» и оригинального сурового «Эй, ухнем».
Поблагодарив музыкантов, мы за полночь двинулись восвояси. Город и не думал ложиться спать. Ночная жизнь в Тоссе бурлила даже с большей интенсивностью, чем днём.
Утром мы распрощались с городком и поехали в аэропорт. По дороге в небе наблюдалось интересное явление, которое задним числом можно трактовать как предвестие барселонского теракта на Рамбле или каталонских волнений с референдумом. Свершилось и то, и другое.

Tags: , , , , , , , , , , , ,

2 комментария to “Испано-французский вояж”

  1. влад чегов

    Качественные фото и живой текст создают ощущение будто сам побывал там же в самом эпицентре. И всё было бы просто замечательно, если бы в Перпиньяне, зазеаавшись на Средневековье, не угодил в собачьи какашки. Тьфу на них на всех вместе с питомцами — больше туда ни ногой. Вообще за граница под сомнением: в Барселоне беспорядки, в Париже африканцы, в Перпиньяне фекалии. Закат Европы!

    #97508
  2. Виктор Чаркин

    Ну, это всё равно, что закат солнца вручную…

    #97518

Оставить мнение

Доволен ли ты видимым? Предметы тревожат ли по-прежнему хрусталик? Ведь ты не близорук, и все приметы - не из набора старичков усталых…

Реклама

ОАО Стройперлит